Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации

То, что мы находимся на  охраняемой территории, стало ясно с первых шагов. Для нашей маленькой экспедиции, состоящей из работников отдела экопросвещения заповедника Светланы Мелевской и Ирины Шаудвитене, а также педагога ЦДЮТ Жанны Халаман и меня, выписали специальный пропуск, разрешающий нахождение в заповедном лесу. Настроившись на прогулку по лесу, была немного удивлена, что вначале нам пришлось заняться сбором мусора вдоль асфальтированной дороги, ведущей на усадьбу заповедника. Для остальных членов нашего отряда это была привычная процедура: взять в руки пластиковый пакет и подбирать с обочин все. что неряшливые туристы эыбсасызают из окон машин и автобусов. Ну что ж, поработали сбоошиками мусора.

Свернули с асфальта в лес, пошли по мирской лесной тропе. Тишина. Кроны деревьев пронизаны солнечными лучами. День не очень жаркий, располагащий спокойно насладиться свиданием с природой. Под ногами хрустит хвоя, чешуйки сосновой коры. У двоих из нас фотоаппараты, поэтому останавливаемся часто, чтобы запечатлеть на пленку скромную красоту северного леса. Вот цветет ландыш, вот заячья капуста проросла сквозь упавшую кору березы, здесь раскинула гроздья цветов рябина. Оказывается, пахнет она не очень-то приятно. Малыш-майник едва заметен в траве, зато аромат его цветов значительно лучше. Чтобы его понюхать, пришлось встать на колени и наклониться к самой земле. Со стороны выглядело, будто мы отбиваем поклоны какому-нибудь лесному идолу. Посмеялись и пошли дальше.

Берег ручья. Вдоль его каменистых берегов—заросли папоротника. Его резные листья на темном фоне воды смотрятся эффектно. В траве видны красные вешки. Они обозначают место произрастания орхидеи калипсо. Она уже отцвела, чему свидетельство сухой стебелек. На другом берегу еще одно редкое растение — купена лекарственная.
Перезалив через каменную гряду, выходим на небольшое болотце, залитое солнцем. И вдруг совершенно неожиданно вижу целый куст цветса, гид которых нехарактерен для наших лесов: крупные пузатенькие желтые чашечки 8 обрамлении красно-бурых лепестков. Кажется, что это лрихоть какого-нибудь сумасшедшего садовода, пересадившего в болото тропическую диковинку. Но это не гость, а коренной житель, хоть и очень редкий, — знаменитый венерин башмачок.

Присев перед цветами, чьи головки весело кивали во все стороны, любуюсь прелестью изгибов стебля, изящностью красных ленточех-лепестков, аккуратно пальцем глажу желтую туфельку. Подумалось, что в целом цветок напоминает мордочку какого-то добродушного зверя. В общем-то, выглядит вполне одушевленным, мирным и веселым созданием. За свою доброжелательность и поплатился, почти исчез из наших лесов. Людям трудно удержаться, чтобы не сорвать понравившийся цветок.
Светлана Милевская рассказала, почему башмачок стал очень редким растением. Оказывается, для семян орхидеи характерно почти полное отсутствие питательных веществ, есть только зародыш и защитная оболочка. Сами по себе эти семена не прорастают. Необходима кооперация с грибами. Грибница, а точнее гифы некоторых грибов (если они есть в почве), вступают во взаимовыгодный симбиоз с будущей орхидеей. На первой стадии они разрушают оболочку семени и снабжают зародыш питательными веществами, а позже уже и орхидея начинает отдавать необходимые грибу продукты своего обмена.

Естественно, что условия для такого симбиоза появляются лишь у очень малой части семян, попавших в идеальные условия. Ведь помимо грибов, причем строго определенного вида, нужен свой микроклимат, конкретный состав почвы. И лишь спустя 3-4 года, а иногда и больше, проростки орхидей накопят силы для того, чтобы над землей появился первый листок, после чего растение сможет вести самостоятельную жизнь. До этого оно полностью зависит от гриба. Погибла грибница — погибнут и все проростки орхидей. И лишь спустя семнадцать (!) лет появится первый цветок. И если его сорвать, да еще вместе с листьями, то корневище не будет получать питательных веществ и погибнет. Все! Желание человека позабавиться красивым цветком приводит к его исчезновению.

Свое название орхидея получила благодаря красивой легенде. Будто однажды убегала богиня любви Венера от преследователей по лесу, зацепилась за что-то и потеряла изящную атласную туфельку с красными лентами, которая превратилась в цветок. В народе, конечно же, эти цветы называли по-другому: кукушкины башмачки, сапоги Богородицы, Марьины башмачки, и даже Адамова голова, зозюльки. В каждом названии чувствуется любовь и нежность.

Так не хотелось покидать заповедное болотце, веселую кампанию башмачков. Нам удалось увидеть даже “двухголовые" орхидеи! Двойняшки тоже были милы и дружелюбны. До свидания, лесное чудо Севера! Хочется надеяться, что доброжелательное отношение к миру будет взаимным

Т. СОЛОУСОВА

газета "Авангард"